?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

8 ноября 1870 года

...Н. Н. Миклухо-Маклай отправился на Новую Гвинею.

Вышедший в этот день из Кронштадта русский корвет «Витязь» со знаменитым биологом и этнографом Николаем Николаевичем Миклухо-Маклаем на борту взял курс к Новой Гвинее. Папуасы этого малоизученного острова, лежащего посреди Тихого океана, вели ещё совершенно первобытный образ жизни.

Спустя почти год «Витязь» бросил якорь у северо-восточного берега Новой Гвинеи, в заливе Астролябия. Учёный поселился в хижине на морском мысе, неподалёку от одной из деревень.

Папуасы поначалу проявляли при его приближении панику и враждебность. Мужчины угрожали чужаку стрелами и копьями, женщин прятали. Но Миклухо-Маклай, ходивший без оружия, был невозмутим. Однажды, придя в деревню, он лёг спать посреди вооружённых дикарей, совершенно их обескуражив.

Ненавязчивость чужака возымела действие, и через некоторое время туземцы сами потянулись в его хижину. После излечения одного из папуасов, Туя, отношение окончательно изменилось.

Из дневника Миклухо-Маклая:

Обернувшись, я увидал старую женщину... — это была жена Туя. Она так добродушно улыбалась, что я подошёл к ней и пожал ей руку, что ей и окружающим туземцам очень понравилось. При этом из-за хижин и кустов появились женщины разных возрастов и небольшие девочки. Каждый из мужчин представил мне свою жену, причём последняя протягивала мне свою руку... Все, кажется, были довольны знакомством или тем, что избавились наконец от стеснения прятать своих жён при моем приходе.

Островитяне начали приглашать пришельца на свои собрания. На одном из них произошло следующее:

Из дневника Миклухо-Маклая:

Я пришёл как раз в то время, когда шёл делёж мяса... Туй громко вызывал каждого гостя, называя его имя и прибавляя «тамо» (человек) такой-то деревни. Названный подходил, получал свою порцию и шёл к своему горшку (для каждого из гостей пища варилась в особенном горшке). Не успел я сесть, как раздался голос Туя: «Маклай, тамо-русс».

Так туземцы признали «тамо-русс» — «русского человека» — членом союза их деревень.

Живя жизнью островитян, учёный близко изучил их быт и верования. Он отмечал честность папуасов, их трудолюбие и тягу к знаниям.

31 декабря 1873 года в залив Астролябия вошёл русский клипер «Изумруд», и учёный засобирался в обратный путь. Туземцы просили Маклая остаться.

Из дневника Н. Н. Миклухо-Маклая:

Соседние деревни устроили прощальные пиры, на которые стеклись много жителей других деревень с подарками... На последнем ночном собрании старики предложили мне в каждой деревне построить по хижине, дать в каждую много съестных припасов и по жене для хозяйства, просили это принять и поочерёдно жить по несколько времени в каждой деревне.

Миклухо-Маклай ещё дважды будет возвращаться на Новую Гвинею. Пытаясь уберечь её жителей от колонизаторов, спаивавших и убивавших туземцев везде, куда бы они ни приходили, он обращался к правительству России и ещё нескольких стран с просьбой взять остров под свою защиту. Учёного не послушали, и ему пришлось ограничиться обучением своих друзей тому, как спасаться в горы, опознав «плохих белых».

Миклухо-Маклай опроверг господствовавшее в те времена расистское представление о том, что дикари физически и психически не являются полноценными людьми.

Из письма Льва Толстого Миклухо-Маклаю:

Вы первый, несомненно, опытом доказали, что человек везде человек, то есть доброе общительное существо, в общение с которым можно и должно входить только добром и истиной, а не пушками и водкой. И вы доказали это подвигом истинного мужества...

РВС о проекте «Шаги истории»
Шаги истории вконтакте
Шаги истории

Latest Month

May 2017
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com