?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Удивительными событиями богат этот, едва начавшийся, год. Помимо беспрецедентного для постсоветской истории празднования Дня Победы в Великой Отечественной войне, в прокат вышел фильм «Территория». Фильм очень нетипичный для современного российского кинематографа, поднимающий сложные вопросы и раскрывающий настоящие характеры. alex_sobolev_82 утверждает, что грандиозное по численности шествие акции «Бессмертный полк» и противопоставленный постмодерну фильм — разные стороны одного и того же явления.

Оригинал взят у alex_sobolev_82 в «Территория» и «Бессмертный полк» как вызов постмодерну

Территория

Наконец-то нашел время посмотреть видео с режиссером «Территории» Александром Мельником, ссылку на которое мне скинули в комментах. Посмотрел и понял, что фильм запал в душу не случайно. Оказывается, Мельник своей работой решил, ни много ни мало, бросить вызов укоренившемуся в культуре постмодернизму.

В коротком фрагменте интервью, который приведен на видео, Мельник говорит следующее:

1. Он любит людей которые работают на севере и преданы своим идеалам;

2. Сейчас время постмодернизма, когда мы с упоением разрушаем все, что создано в культуре до нас;

3. На месте разрушенного ничего не появляется, ни в литературе, ни в музыке, кинематографе, театре (от себя добавлю, что в рамках постмодернизма ничего и не может появиться, просто по определению);

4. Как «Территория» позиционируется в описанном контексте: «Я делал фильм о будущем. Не знаю как определить нашу характеристику этой картины, но допустим, что это что-то параллельное или антитеза постмодернизму. Я хочу этой работой утвердить, а не разрушить. Создать и сказать, что любые человеческие, как нам кажется, жертвы или лишения которые мы несем, если они добровольно сделаны, если они сделаны во имя чего-то, они не уничтожают человека, они его возвышают».

То есть, получается, заявленная антитеза постмодернизму, основывается на смыслах («жертвы и лишения во имя чего-то») и восхождении человека через борьбу за реализацию этих смыслов. Здесь нетривиально именно предположение о восхождении. Потому что понятно, что постмодернизму, суть тотальному бессмыслию, нужно противопоставлять смыслы (как только появляется не связанное с физиологией «во имя чего-то» сразу заканчивается постмодернизм), а появившиеся смыслы требуют реализации, иначе какие это смыслы. А вот то, что эта реализация должна возвышать, это уже дополнительное предположение, которое накладывает определенные ограничения, поскольку не все смыслы возвышают.

В общем-то, с одной стороны, здесь нет ничего особенно нового. Это классические вопросы, которые обсуждаются с древнейших времен во всем мире. А уж в России тем более. Вся отечественная литература на них сфокусирована. Но, с другой стороны, ответов, которые бы не уничтожил всеразъедающий постмодернизм так никто и не дал. Постмодернизм сейчас главенствует. Так что бросить ему вызов сегодня — это сильная заявка. Для этого нужно сказать что-то действительно новое, предъявить нечто такое, чего раньше не было или показать с новой стороны то, что до этого не замечали.

И Мельник нечто показывает, причем делает это, на мой взгляд, очень талантливо. Мне кажется, здесь далеко не последнюю роль сыграла его любовь к тем людям, о которых он делал кино. Любовь здесь совершенно необходимое слагаемое, она не случайна и не зря он о ней говорит. Только любящий человек может по-настоящему понять и снять глубоко. В отсутствии любви, может быть, и состоит одна из главных проблем современного искусства — нет любви к тому, о чем пишут, что снимают вот и не получается ничего стоящего.

В свете всего сказанного меня заинтересовало, насколько была воспринята аудиторией «смысловая», «контрпостмодернисткая» составляющая. А также захотелось хотя бы для себя и хотя бы приблизительно очертить, где конкретно Мельник рассчитывает найти свою альтернативу, это противоядие от постмодернизма. И почему он ищет именно там.

Ответ на первый вопрос (в каком-то приближении, естественно) можно получить, изучив отзывы сходивших на фильм. По итогам изучения комментариев и рецензий на разных ресурсах сложилась примерно следующая картина.

Все отзывы можно разделить на положительные и отрицательные. Положительных, насколько я могу судить, больше. Положительные в свою очередь разделились на три подгруппы. Одним в фильме понравилась, условно говоря, «природа» (качество, масштабность съемок, сногсшибательные виды красивейших, нетронутых мест и так далее). Других восхитили люди. Вернее будет сказать, что они кроме природы увидели еще и людей, потому что природой-то восхищаются все поголовно, даже те, кому фильм как произведение резко не понравился. А третьим что-то понравилось, что-то они почувствовали, но четко сформулировать что именно не смогли (пишут «душевный», «настоящий» и т.п.).

Интересна вторая подгруппа (ну и отчасти третья), потому что в героях фильма зрителей восхитила их жизнь — ее осмысленность, свобода, то что герои «живут по-настоящему». Формулируется это по-разному, но суть, как мне кажется, везде одна. Читать такие комментарии очень интересно. Приведу несколько примеров:

«Жаль что вы больше чем картинки природы не увидели, хотя если вы правда 86 года, вам как раз могло бы быть интересным посмотреть на настоящих мужчин, тех, которых стоит ждать дома по полгода. Это вам не очередной офисный менеджер или банковский управленец среднего звена, модно качающие мышцы в спортзале в конце тяжелого офисного дня. Это про ваших бабушкек и дедушек, которые строили гэс, тянули электричество по дебрям тайги, засыпали болота, чтобы протянуть дороги до самых отдаленных территорий, и искали золото не для себя, а во благо всей страны».

«Фильм прекрасный! Людям 60х посвящается), моим родителям). Они именно такие. И ни разу не возникло ощущения „не верю“. Очень прекрасный текст, актерам просто модно было жить в нем-они и жили). И язык именно тот, и геологи- интеллигенты с 2мя высшими образованиями вдали от цивилизации -все равно, интеллигенты. И стимул жизни „чтоб когда 3й инфаркт хватит -сказать себе, что нельзя жизнь прожил“- все подлинное. И вызывает зависть:), что вот можно было жить с такой душевной наполненностью и добротой, с путеводной верой в добро и справедливость. Я бы пересматривалась это фильм ещё)- уж очень много там настоящих, тонких, душевных моментов, которые берут за сердце-и не отпускают до самого окончания картины».

«Очень качественный фильм, который по праву можно назвать искусством, наверное поэтому он и не всем понравился, были пара человек, которые вышли из зала. А те, кто досмотрел, не бежали на выход, а долго не могли встать с мест. Потому что вопросы, которые в фильме — они тяжелые, они вырвали нас из будничной потребитеской суеты и заставили подумать...«День сегодняшний есть следствие дня вчерашнего, и причина грядущего дня создается сегодня. Так почему же вас не было на тех тракторных санях и не ваше лицо обжигал морозный февральский ветер, читатель? Где были, чем занимались вы все эти годы? Довольны ли вы собой?..»

«Фильм потрясающий, да. романтичный, да, касривый, до боли, так что сердце заходится, и выходя в декорации под названием «Торговый комплекс» из «декораций» суровой природы и сильных людей, за которых переживаешь, и зал весь подобрался какой-то такой, сочувствующий, без попкорна и хлопаний дверями <...> Те, кто говорит, что это производственная драма, лукавят. — люди — тоже часть великой природы со своей миссией, если хотите — производственной, — и зачем-то мы в ней, этой природе, появились, разве не как делатели, но они же и созерцатели, кто на что способен. А кто и не на что. Вот в чем суть фильма. И те, кто этого не понимает — идите вы, в "Ауру"!["Аура" — торговый комплекс в Новосибирске]».

«Фильм действительно впечатляет, заставляет задуматься о переоценке ценностей».

«Фильм просто „пламя“, но не для всех, давно такого не видел, думаю, что пойду еще раз».

«Честно, хочется выйти из кинотеатра после этого фильма, все бросить и начать новую жизнь. Как герои фильма „Территория“. Взять да и уехать куда-нибудь в Сибирь. А у нас в Нижнем — офис, пробки, дом. Ужасно все однотипно. А в фильме такие планы, такая природа... Дух захватывает. И люди, люди самое главное. Рискованные, открытые, смелые. Они живут, именно живут. И не пытаются выжить».

Последний комментарий написала девушка, администратор спортклуба из Нижнего Новгорода. Эрих Фромм писал о том, что она говорит, умные книги про «иметь» и «быть». А у нас это понимают на уровне ощущений.

Вот еще отрывки из рецензий:

[Spoiler (click to open)]

«У современного человека напрочь отсутствует тот азарт первооткрывателя, нет этого чистого ощущения жизни и единения с миром. Задушенный офисным пространством и раздавленный личными границами, он довольствуется миром на экране монитора. Где-то в глубине естества он осознает всепоглощающую ничто«Я делал фильм о будущем. Не знаю как определить на!шу характеристику этой картины, но допустим, что это что-то параллельное или антитеза постмодернизму. Я хочу этой работой утвердить, а не разрушить. Создать и сказать, что любые человеческие, как нам кажется, жертвы или лишения которые мы несем, если они добровольно сделаны, если они сделаны во имя чего-то, они не уничтожают человека, они его возвышают»жность и бессмысленность существования, но поделать с ними ничего не может. Такого сорта людям смотреть фильм „Территория“ категорически противопоказано: столь резкий и мощный процесс детоксикации от городского яда может нанести ослабленному организму непоправимый вред».

Следующий отзыв вроде и негативный, но автор все равно видит в фильме нечто такое, что вызывает в его душе отклик. И, как мне кажется, тоску по утраченному. Что касается претензии к несовременности, то возможно ли вообще говорить о высоком на «современном» языке? Что это за язык такой и есть ли он вообще.

* * *

«Главная же проблема ленты — ее первоисточник. Книге в этом году стукнул уже сороковник, и вложенный в нее посыл затерялся в круговороте времени. Нет уже ни страны великих возможностей, о которой так много говорят герои, ни желания, преодолевая себя, покорять тайгу. Современный зритель выбирает походы по воскресеньям в супермаркет и просмотры Киселева вечерком того же дня. „Нет никого кроме тебя. Только воля и бескрайняя тайга“ — звучит теперь как-то избито и излишне бравадно, да и подана вся эта идея в фильме с присущим советским приукрашиванием. „Территория“ до последних минут просмотра не отпускает от ощущения того, что ты смотришь фильм, снятый еще в другой стране. И это вряд ли можно записать ей в плюс, учитывая привыкшую к совсем другим концепциям современную аудиторию. Массовому зрителю кино покажется откровенно скучным, и в этом определенно есть вина режиссера. Подавать правильные идеи нужно на современном языке, разговаривать со своим зрителем доступно. „Территория“ же будет понятна и интересна только людям, имеющим хороший кинематографический вкус, да немногим поклонникам романа.

Изначально я хотел поставить ленте 3-4 балла, потому что с точки зрения современного кинорынка она не просто не вписывается в формат, но и выглядит ужасно устаревшей, хотя и прекрасной. Но все же в последний момент, подумав о том, что таких фильмов сейчас все же уже не снимают, я решил повысить оценку. Просто потому, что увидеть такое на большом экране — тот еще недоступный аттракцион, который уже практически невозможно оседлать во время киносеанса. Тем более во время просмотра отечественного кино».

* * *

«Весь фильм — это история достижения мечты. Но чтобы мечта осуществилась, нужно работать, работать много, долго, кропотливо, наизнос. Фильм про настоящих фанатиков своего дела, людей, которые живут по мечте. Не зря журналистка из Ленинграда говорит Баклакову, что „большинство жить по мечте трусят“. И Чинков, и Баклаков, и Гурин, и Монголов — это люди идеи, ради которой они готовы на все. Вот они герои своего времени. Герои, для которых честь и достоинство — не пустые слова. Возможно, если для подрастающего поколения герои „Территории“ станут примерами для подражания, жить станет чуточку лучше.

На пресс-конференции, режиссер картины Александр Мельник отметил, что главный вопрос, который должен возникнуть у зрителя: „Способен ли ты честно трудиться?“ Ведь жить по мечте — это в первую очередь пахать, многие ли в наше время на это пойдут?Уверена, нет, вот поэтому такие фильмы нам нужны, большие хорошие фильмы о нас. После просмотра невольно задумываешься, а что сделал ты в своей жизни, все ли реализовал, что задумывал, а пользу принес?»

* * *

«Так или иначе для меня в текущем году этим личным, своим кино стала „Территория“. Экранизация одноименной прозы Олега Куваева не вызывает обычного в таких ситуациях вопроса — а что таки сотворилось лучше книга или кино? Кинолитературный конгломерат впечатлений гармонично и без натяжек был мною воспринят. И, как неизбежное, где-то на полях моей жизни напротив слова „Территория“ поставлено обязывающее помнить и соответствовать „NB“. Соответствовать тем многочисленным героям „Территории“ — Суперменам (у Куваева это простые люди) без которых собирательный образ настоящего Человека в общемировой литературе был бы не полным. <...>И книга О. Куваева и фильм А. Мельника задают в финале один и тот же бескомпромисный вопрос: „Доволен ли ты собой?“. И это не спойлер: к счастью или к сожалению до знакомства с „Территорией“ все мы вкладываем в эти слова совсем иной смысл».

* * *

«Суть не в этом. Я лично считаю, что фильм показывает величие нашего государства того времени, и не мало важно, всё это мы МОЖЕМ вернуть. Ведь дело не только в добыче золота, фильм применим к любой сфере где важно делать свою работу качественно и от души. Фильм о широте нашей природы, о людях для которых слово Честь и Обещанное слово не было пустым звуком. Раньше ради чести погибали что бы сдержать обещание перед товарищем, а сейчас? Много ли осталось таких людей?

Фильм очень детальный и от него веет добрыми чувствами и надеждой.

Территория — это фильм о нас всех в какой-то степени. Этот фильм не что бы думать — этот фильм что бы ПОМНИТЬ И ЧУВСТВОВАТЬ. Лишь от нас людей зависит, которые каждый день работают и любят родину всем сердцем. Лишь от нас зависит будет ли Территория жить такой, какой оставили её нам наши родители, наши предки. Есть ещё одно чувство после фильма, на Территории хочется остаться» (Выделено мной. После просмотра было точно такое же чувство).

* * *

«Современная государственная идеология напоминает не прочный плот, на котором можно выстроить что-то фундаментальное, а соломинки, за которые цепляются власти. И кинематограф страдает от этого в числе прочего, потому что не может выдать ничего внятного, лишь набор разрозненных, часто противоречащих друг другу идей. Одной из таких соломинок является «культ Победы». Не отрицая значение Победы, нужно отметить, что все остальное советское время теряет свою осмысленность. Это хорошо отражено в кинематографе. Довоенное время предстает в лучшем случае прелюдией, подготовкой к Войне, а в худшем (и чаще всего) какой-то мрачной эпохой страха, когда все люди делятся на палачей и жертв. Но хуже всего с послевоенным периодом. Он вообще теряет значение, превращаясь в искривленное отражение нашего времени со всем набором «прелестей» (безудержной коррупцией, продажными ментами, маньяками и мафией). Смысл, цели, устремления людей послевоенного СССР исчезают. Эта современная идеологическая бессмысленность бытия послевоенного советского поколения удручает. Ведь это наши отцы и матери. Думаю, Михаил Сегал в своем «Кино про Алексеева» задумался о судьбе этого поколения. Фильм Александра Мельника пытается вернуть потерянный смысл тому времени.

Снятая по книге Олега Куваева, картина «Территория» показывает чем жили, о чем мечтали, что пережили люди 50-х — 60-х гг. Мельник, конечно, не дословно воспроизвел произведение Куваева сорокалетней давности. Но суть передал верно. Это суровое и красивое повествование о предпоследних (а может всё же о последних?) авантюристах — геологах. Но эти советские конкистадоры, в отличие от испанских, не убивали, не разрушали, не алкали искомого золота. Для чего же они жили и трудились? Об этом сказано в самом начале ленты и, на всякий случай для самых непонятливых, это ещё раз повторено в конце. К этому стоит ещё присовокупить монолог персонажа Егора Бероева, он дополнит сказанное.

Самое красивое в картине это всё же не природа, хотя виды, конечно, потрясающие. Самое красивое в ней — это люди. Мы видим людей за работой. За большой настоящей работой. И делают они эту работу качественно, с полной отдачей. Не ради выгоды, а ради уменьшения зла в мире. И они все в ней. Без этой работы их нет. Это фильм не о поиске золота для государства, не о трудностях бытия на Крайнем Севере, это кино не о производстве или выживании. Это фильм именно о людях. Их судьбах, характерах, мыслях, чувствах. И каждый из них по-своему мудр и искренен. Потому что нельзя в таких местах и на такой работе быть глупым и лживым. Глядя на персонажей, понимаешь, что это не просто люди, а Человеки. Великаны прошлого, словно выкованные в кузне богов. Титаны, которые смогли поднять мир на свои плечи.

Картина «Территория» это дань ушедшей эпохе. Эпохе, когда можно было жить по мечте. Когда люди могли жить работой и находить в ней счастье. Когда их не волновали бытовые и материальные вопросы. Когда дела были большими, а счастье находили в малом. Сейчас, увы, потребители захватили мир. И многим (может, и большинству) эти титаны духа и мысли будут непонятны, скучны и пусты. Но стоит сходить в кинотеатр, чтобы увидеть этих людей. Проникнуться их жизнью, взглянуть на мир их глазами, прочувствовать то, что чувствовали они. И понять, что они жили здесь, в этой стране, рядом с нами, ходили по той же земле, дышали таким же воздухом. И что всё это наши отцы и матери. Люди, которые прожили жизнь полную смысла и мудрости. И это мы наполнили её бессмысленностью и пустотой.

ЗЫ Фильмы Мельника нужно смотреть до самых титров. Они в его лентах — это важная часть картины. И вот что я увидел в конце «Территории» — это список лиц, которых благодарили создатели картины за участие. Этот список длиннее, чем перечень актеров. Открывает его Сам Господин Президент. Затем идут Медведев, Собянин. Шойгу и прочие-прочие-прочие высокопоставленные шишки уровня не ниже членов правительства или глав регионов. Оттого у меня возник вопрос: почему при таком широком участии всяких влиятельных лиц фильм идет в довольно ограниченном прокате? Вот она та самая искренняя и патриотичная картина, на которую детей водить классами и которую надо показывать иностранцам. Но нет, лента идет не во всех кинотеатрах, да ещё по паре сеансов в день. Боюсь, что это всё тоже издержки нашей поверхностной и противоречивой идеологии, или того, что ею называется».

Таких комментариев много. Я не могу сказать точно сколько их, на разных ресурсах по разному, 10-20-30%, где-то еще больше, но в любом случае, речь идет не о единицах, а о десятках процентов. Это говорит о том, что запрос на смыслы в нашей стране существует у очень и очень многих.

Подтверждением стало беспрецедентно массовое участие в акции «Бессмертный полк» по всей стране. В Новосибирске в ней приняло участие порядка 40 тысяч человек, в Москве — 400 тысяч.

Бессмертный полк. Москва. 2015

Люди не хотят существовать в смысловом вакууме постмодерна, в пространстве, где все идеологические направления равнозначны. Внутренне, на уровне интуиции, они чувствуют, что на самом деле это ложная картина, что есть в этом смысловом пространстве выделенные направления, что есть нечто, ради чего стоит жить, что оправдывает жизненные трудности, невзгоды и горести (жизнь сложная и тяжелая штука), и за что, если понадобиться, можно отдать жизнь. В своем поиске, люди обращаются к своему прошлому, к дедам и прадедам, у которых, совершенно точно, это нечто, ради которого стоит жить и умереть, было. И в этом смысле, что «Бессмертный полк», что «Территория» есть просто разные способы такого поиска.

Поэтому не зря Мельник говорит, что «Территория» фильм о будущем. Но, в то же время, показывает в нем события прошлого. Причем не какого-то, а именно советского прошлого. Потому что если уж искать альтернативу западному постмодерну, или, что то же самое, потерянные смыслы, то только в нем. На Западе это искать бесполезно.

Постмодерн не упал на Запад с Луны. Запад сам пришел к нему как к закономерной фазе своего развития (также как и к фашизму, кстати). И, судя по всему, крепко застрял в этой фазе. По крайней мере движений в каком-то позитивном направлении не видно. На сегодняшний день, единственной реализованной с той стороны альтернативой был фашизм.

Наша страна всегда жила не как европейский Запад. Мы всегда отличались, и даже когда страстно хотели повторить Европу, как Петр I, все равно получалось по-своему. Но особенно очевидным это отличие стало в советское время. Именно тогда Россия стала полноценной альтернативой. И тот путь, которым шла наша страна, не вел в постмодерн как в неизбежный этап развития. Было в той жизни нечто, что долгое время постмодерну сопротивлялось.

Нужно признать, что это сопротивление на определенном этапе оказалось недостаточным, произошла катастрофа перестройки и казалось постмодерн победил. Но, получается, победил не до конца. Прошедший праздник 9 мая, как мне кажется, это доказал. И он же дал мощный толчок к смещению общества обратно на наш исторический, альтернативный путь. Которым шли и за который сражались победители фашизма. Россия возвращается к самой себе. И если это так, а я верю, что это именно так, то для тех, кто отдал жизни в Великой Отечественной войне, не может быть лучшего подарка к семидесятилетию Победы.


Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com