?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Забриски пойнт

«Стань тенью для зла, бедный сын Тумы, и кровавый глаз Сына Неба напрасно пронзит твою тень»

А.Н. Толстой «Аэлита»

Недавняя встреча киноклуба была посвящена просмотру фильма Микеланджело Антониони «Забриски пойнт». Снятый в конце 60-х годов фильм, стал культовым для субкультуры хиппи, и людей разделяющих подобную философию жизни.

Забриски пойнт — это такая точка (point — точка, в переводе с английского), место в Долине смерти, где встречаются два человека у которых мало общего, кроме времени, в которое они живут, юности и рок-музыки: мужчина и женщина, студент-бунтарь и секретарша богатого босса, реалист и фантазерка...

Так повелось, что противоположности притягиваются. И, казалось бы, уже одного того, что перед нами женщина и мужчина, достаточно, чтобы дать начало новому миру. Как библейские Адам и Ева, они могли бы стать его основанием. Но, их Эдем — необозримые поля и насыпи мела и соли — древних, выхолощенных остатков старого мира, погибшего миллионы лет назад. «Как только этим растениям удается здесь выжить? Они такие красивые...» — задает главный в своей жизни вопрос героиня, не осознавая, как, метафорически точно, это описывает её саму и её поколение. Их близость бесплодна, и даже не в том смысле, что это просто секс ради секса, без цели зачать дитя, — их близость не создает даже более глубоких отношений между ними — «Адам» садится в свой самолет, «Ева» садится в свой «Бьюик», и каждый едет в свою сторону... а дальше «Ева» ест яблоко в одиночестве...

«Тут всё мёртвое» — заявляет герой. Он бескомпромисный реалист, в отличие от героини. «Ну хорошо, пусть мёртвое», — отвечает она — «в таком случае давай играть в игру». Очень хорошо видно, что все эти разговоры о «мёртвом», это аллюзия на окружающий их мир, населенный призраками. Особо острое осознание этого приходит к героине слишком поздно — единственный встреченный ею живой человек уже мёртв. Вот только, что она подставляла своё лицо под струи живой воды, как путь к источнику, мгновение спустя, оказался ограждён стеклянными стенами, за которыми, с той стороны, где она осталась — лишь мерзость.

Призраки старого мира должны быть сметены. Это завсегдатаи баров, которым безразлично, что дети на улице превращаются в зверьё. Это бизнесмены, которых не интересует ничего, кроме прибыли, в то время как вокруг гибнут люди. Это жёны и любовницы этих бизнесменов, пафос жизни которых — загорание у бассейна и светские сплетни. Это полицейские, послушно, как винтики гигантского механизма, выполняющие свою работу по инструкциям. Это продавцы оружия, готовые продать ствол первому встречному, да ещё и посоветовать при этом, как убить человека так, чтобы это выглядело законным.

В финале фильма, в фантазиях героини, вся эта мёртвая фальшивая буржуазная жизнь и её символы — холодильник, телевизор, богатая вилла, бессмысленные тряпки, пляжные шезлонги — многократно взрываются. Это происходит исключительно в голове героини, так как она не в силах до конца отринуть этот мир, ведь для этого пришлось бы отказаться от того, что обеспечивает её мнимую свободу, а на деле бегство от реальности — добротного личного автомобиля, работы секретаршей с весьма свободным, по понятным причинам, графиком, марихуаны.

Импульсивный, безрассудный, но честный и бескомпромисный герой погибает за зря — его чесность не позволяет ему бросить угнанный самолёт в пустыне, он хочет вернуть его владельцу. Что тоже ставит под вопрос адекватность его восприятия реальности: этот самолёт игрушка миллионера, он застрахован, а значит ему вернут его стоимость. Много раньше, в начале фильма, мы видим, что и революционер он никудышный — ему скучно на общих собраниях, он не может выстрелить в полицейского, убивающего его товарищей, ему важно казаться, а не быть — он даже хотел перекраситься в негра (по его словам), ведь негры в этот момент времени успешный пример людей, добившихся для себя равных прав с белыми.

Порыв поколения шестидесятников всколыхнувших западный мир студенческими бунтами, быстро сошёл на нет. Это поколение с самого рождения было отравлено мертвенностью окружающего мира, атомизировано, разобщено. Временно пробудить их сознание смогли лишь очень сильные эмоции — реакция на войну во Вьетнаме, например. Очнувшись, и ощутив боль этого мира, они быстро пришли к отчаянью и протесту. Но им вовремя дали транквилизаторы — рок музыку, наркотики, свободный секс, видимость независимости от материальных ценностей. Их проблемой оказалось то, будучи такими же порождениями этого мёртвого мира, а существовать в мёртвом мире могут лишь призраки, они иногда обнаруживают в себе нечто живое, что болит и беспокоит. Холод мёртвого мира вызывает желание согреться, и, в какой-то степени, травки, музыки и бродяжьей романтики хиппи хватало, чтобы испытать хоть какое-то эмоциональное тепло.

Пережив «подростковый» период своего поколения эти люди отлично вписались в презираемый ими мир — стали средним классом, остепенились, омещанились. Та же чета Клинтон, например, как говорят, хиповала по юности. Поколение хиппи смогло породить лишь странную нежизнеспособную субкультуру людей живущих в своих фантазиях и бегущих от реальности.

Latest Month

May 2017
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com