?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Читаю письма Томаса Манна.

В одном из них, двадцатишестилетний Томас, только-только завершивший «Будденброков», которые принесут ему Нобелевку, пишет своему брату Генриху своё, весьма любопытное, мнение о литературе:

...Когда придет весна, позади будет зима, неслыханно тревожная внутренне. Депрессии действительно скверного свойства с совершенно серьезными планами самоубийства сменялись неописуемым, чистым и неожиданным душевным счастьем, переживаниями, которых нельзя рассказать и намек на которые походил бы, конечно, на хвастовство. Одно они мне, впрочем, показали, эти очень нелитературные, очень простые и живые переживания, — что есть во мне все-таки еще что-то честное, теплое и доброе, а не только «ирония», что еще не все во мне высушено, искажено и изъедено проклятой литературой. Ах, литература — это смерть! Никогда не пойму, как можно быть в ее власти, не ненавидя ее изо всех сил! Последнее и лучшее, чему она способна меня научить, — это смотреть на смерть как на возможность прийти к противоположности литературы, к жизни. Меня ужас берет, как представлю себе тот день — а ведь он недалек — когда снова буду заперт с нею наедине, и я боюсь, что эта эгоистическая опустошенность и неестественность тут-то и расцветет пышным цветом...

Томас Манн, «Письма»

Метафизика — это всегда вопросы жизни и смерти. Как видно из приведенной цитаты, литература для Томаса Манна — явление глубоко метафизичное.

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com